Илона Броневицкая: "Жизнь содержит радость, и надо ее распознать"

Карта энциклопедии

Илона БроневицкаяОна очень гармоничный и жизнерадостный человек, умеет ценить время и радоваться простым вещам. Ее домашние любимцы — ливретка Сом и минипиг Пумба окружены вниманием и любовью хозяйки. Она обожает путешествия, увлекается китайской кухней и собирает уникальную в своем роде коллекцию…ножниц. Илона Броневицкая — певица, телеведущая и мама двоих взрослых детей — живет в загородном доме, который сама называет «хутором». «Теплый» дизайн, «веселые» цветные витражи и винтажные детали интерьера создают уют, свойственный западному деревенскому дому.

- С детских лет я стала настоящим сельским жителем. В свое время дедушка, моряк, служил в Латвии, где и нашел себе жену. Сам он из Питера, но его суженая любила родные края и мечтала иметь там свой дом. После войны ее мечта сбылась - хутор был куплен. Летом там собиралась вся наша огромная семья, даже папа и мама, которые постоянно гастролировали. Я, кстати, когда была маленькой, так и думала, что бабушка – и есть моя мама. В честь нее, кстати, и назвала свою дочь. А вот Питер в моих детских воспоминаниях ассоциировался с зимой, грязью, и школой…

- И все-таки вы родились и выросли в Ленинграде. Как получилось, что переехали в столицу?

- Это произошло в одночасье. За трехкомнатную квартиру в Питере предложили равноценную в Москве. Так не бывает, но…это случилось. Квартира находилась в районе Водного стадиона.

- Два таких разных города. Интересно, какой из них вам ближе?

- Между ними постоянно идет какое-то соперничество. Питерцы говорят, что Москва – это большая деревня, а москвичи о Санкт-Петербурге: «Это - серость!» Я считаю, что их нельзя сравнивать. У них разный темперамент, архитектурный облик, но каждый при этом хорош по-своему. Я, конечно, перебравшись в столицу, пострадала. Меня словно накрыло большой волной, и ощущение было такое, что из порядка я переехала в беспорядок. Москва наэлектризована, причем местами не в хорошем смысле. Но есть такое выражение - где твоя семья, там и дом. А у меня здесь все. Моим детям столица безоговорочно понравилась. Они просто сказали: «Ах! Да, здесь можно жить! Это - супер!». Стасу тогда было пятнадцать, Эрике – двенадцать лет. В их возрасте, чем громче и суетней, тем лучше.

- А правда, что была такая история....

- С потерей квартиры?

- Да. Я слышала, что вы вложили деньги от проданной квартиры во «Властелину» и остались буквально на улице.

- В своей новой московской квартире мы сразу же начали себя плохо чувствовать, всем стали сниться плохие сны. И, как выяснилось чуть позже, это было неспроста. Все, кто жил в ней до нас, заканчивали жизнь самоубийством или сходили с ума. И мы в ней не могли найти себе места. И я предложила ее продать. Дали объявление, и с первого звонка, я не преувеличиваю, продали. Позвонила женщина и изъявила желание купить нашу квартиру, не глядя. Тут же появился с именем и авторитетом человек и предложил выгодно вложить деньги. Мы в этот момент собирались в круиз, и он убедил, что как раз за это время девиденты заметно возрастут. Поверили ему. Приезжаем с отдыха, а лавочка («Властелина») закрыта. В общем, эта квартира ушла, как и пришла. Мы потом были в гостях у Аркадия Арканова, мудрого человека, и он нам сказал: «Кто не падал, тот не поднимался». Пришлось все начинать с чистого листа. Ничего не было, никакого имущества. Только собака, вещи, и ржавая «Волга». Квартиру снимали на краю «географии», в последнем доме Москвы (смеется).

Однажды вышла я выгуливать собаку. Иду, и вдруг как-то резко кончается город, начинаются сады, река… Красота! И мне пришла в голову мысль – а что, если купить тут участок земли. И у нас получилось. Мы приобрели небольшой участок. Я знаю, что люди в Париже, например, на берегу Сены, покупают полторы сотки. Например, Филипп Старк делает на такой площади дом и не гнушается. А у русского человека желание иметь большие машины и огромные участки. На самом деле человеку не надо очень много земли, если это не дача. Мы здесь живем, и у нас полтора цветка, два куста, и даже за этим крошечным садиком ухаживать очень сложно. Но зато мы живем одновременно и в Москве, и на природе.

- Вы купили участок и решили строить дом?

- Да, только его строительство растянулось лет на шесть. Потому что за это время случились все дефолты. Мы договорились с рабочими на определенную сумму в долларах, а после денежного обвала они потребовали ее отдать. Это было уже в шесть раз больше!

- Когда вы сюда переехали, дети успели вырасти…

- Да, мы думали, что они будут жить здесь с нами, а переехали, и каждый из них уже имеет свои «углы» (смеется). Только одно могу сказать, что дочка настолько увлеклась процессом создания дома, что кончилось это ее поступлением в МАрхИ. Ну а я так хотела этот дом, что сама на листочке в клеточку начертила проект. Хотя многие и говорят, что у нас неправильно спальня расположена - она находится на первом этаже, а так, по их мнению, не должно быть. Могу сказать, что во всех домах, где спальня наверху, а все остальное внизу, со временем устаешь от этой ходьбы. Вверх-вниз по лестнице. В таунхаусах и вовсе вся жизнь – «вертикальная». Я же совершенно сознательно планировала «горизонтальную жизнь». У нас на первом этаже все - ванная, спальня, кухня. В подвале – студия, баня, репетиционное помещение. А наверху - две спальни для детей. Если нам удастся купить соседний участок, то на нем будет гостевой дом.

- Как вы сами можете охарактеризовать ваш дом?

- У меня прямая ассоциация - хутор. Может быть, немного - Франция, Прованс. Народ создает шедевры в стиле «классика», это когда все очень «богато». Мне в таком пространстве неуютно, нехорошо.

- А как относитесь к современному стилю?

- Мне нравится японский минимализм: он очень красив, но я не понимаю, как можно поддерживать такую стерильную чистоту! Все должно быть белое, а вещи – убраны по шкафам. Я так не могу. У меня все валяется. Но мне так нравится, это все по мне.

- А Стас принимал участие в разработке дизайна дома?

- Стас всегда стремился к творчеству. Он далек от материального. Хотя после школы пошел в парикмахерскую школу, но это из-за того, что учиться никуда не хотел идти, и не знал, чем заниматься. Вообще, я сторонник того, чтобы люди делали что-то своими руками. Вот дочка сейчас уехала на дачу и там красит дом. Я считаю, что это норма, когда человек все умеет. Я, например, и шью, и вяжу, и гвозди забиваю, и розетки могу починить.

- А вы довольны выбором профессии Стаса?

- Конечно. Я желаю всем людям на свете только одного: чтобы они имели счастье в труде. Потому что нелюбимая работа - это то же самое, что нелюбимая жена. Это банальное понятие «найти себя» – главное в жизни. И Стас нашел свое дело – стал петь. Сейчас он занимается только этим, еще пишет стихи. У Эдиты Пьехи, к примеру, был юбилей, и он ей песню написал. Собрал музыкантов и сыграли в составе - аккордеон, гитара, виолончель и голос. Красиво! И это – бывший двоечник, который слово «мама» через «о» писал!

- Скажите, вы часто собираетесь семьей? Отмечаете какие-то праздники, дни рождения?

- Да нет, мы же все работаем в праздники. И дай Бог, чтобы так и было. Я считаю, что пока мы в дни рождения и Новый год работаем – все у нас в порядке. Потому что, когда ты справляешь праздник дома - это хорошо, а когда ты вливаешься в чье-то чужое событие - в этом тоже есть своя радость. Но бывает, например, когда на день рождения – вдруг все собираются. Причем это случается как-то спонтанно.

- Расскажите о своих домашних любимцах - Пумбе и Соме.

- Когда я завела Пумбу, иметь домашнюю свинку еще не было модно. Вот все меня и спрашивали: «А что вы будете делать с ним потом?» Я удивлялась и даже не хотела думать, что они подразумевают. Ну, с «мини» у нас не очень вышло (смеется). Он у нас… такой…средний. Просто мы его с любовью кормили, что он вырос. Минипигов, честно говоря, держат на голоде.

- У вас и ливретка очень крупная…

- Ливрет был куплен по объявлению в газете. У нас до Сома тоже была ливретка, но она погибла по глупости. И я очень переживала. В какой-то момент мой взгляд упал на газетные строчки. Первое, что я увидела – «Продаются ливретки». Набрала телефон и… так появился Сом. Он сначала был вялый, очень болел. Мы его выходили. Но он и сам боролся, держался за жизнь всеми четырьмя лапами.

- А правда, что у Пумбы есть своя комната?

- Да, на техническом этаже здания есть для него комната с теплым полом, с душем. Он там живет, когда холодно. А на лето переселяется в домик на улице - это «Вилла Пумба» в стиле Антонио Гауди (смеется). Очень смешно было, когда весь дом сдавался в БТИ. Пришла женщина, все обмерила, потом увидела домик Пумбы, и спросила, что это за помещение. Мы отвечаем - собачья будка. А она: «Нет, она на фундаменте». И влезла туда, измерила все, а затем резюмировала: «Дом капитальный, на ленточном фундаменте». Так что у нас три капитальных дома (смеется).

- Илона, а как вы отдыхаете…

- Мы с мужем очень любим путешествовать. Мир - безгранично разный и хочется его посмотреть. Мы были на Гоа, на Филлипинах, в Швеции, Испании…

- Можете назвать любимое место в мире?

- Везде хорошо по-своему! Хотя, единственное место, где мне не понравилось – в Морокко. По одной простой причине - очень недоброжелательное население. Идем по улице, а в нас дети камнями кидаются. Ну, а в остальных странах, например, в Швеции, поражает удивительная чистота, мягкие и вежливые люди, кристально чистая вода. На Филиппинах потрясло какое-то чудесное отношение местных жителей: они добрые, открытые, никакой агрессии, никакого зла - и это витает в воздухе. То же самое в Индии. Но есть еще много мест, куда надо успеть – это Китай, например. А сейчас мы собираемся в Кабардино-Балкарию. Там очень красивые горы!

- Что вы обычно привозите из поездок?

- Всегда привожу ножницы, потому что коллекционирую их. Например, есть экземпляр, приобретенный под Стокгольмом, в местечке Сканцен. Это деревня, музей ремесел, где все они сохранены в первозданном виде. Прямо при тебе выдувается стекло, лепятся фигурки. Есть огромные ножницы, купленные в Морокко. В ЮАР нашла специальные - для срезания роз.

- Вы очень жизнерадостный человек. Можете сформулировать ваше жизненное кредо?

- У меня очень простая позиция. Я считаю, что все мудрое лежит на поверхности. Жизнь в каждом своем микроне содержит радость, главное ее распознать. Мир вокруг нас сам показывает это, просто мы носимся и не замечаем ничего. А если находишься в гармонии с самим собой, то и радость начинаешь видеть. Все мудрости носятся в воздухе.

- Вы мистичны?

- Как правило, мистики и изотерики - душевно больные люди. Могу рассказать одну историю, связанную с этим домом. Как-то перед Новым годом, а он был годом Обезьяны, рабочие-строители откопали здесь обезьянку-сувенир. Теперь она живет у нас на полочке. Вот такое интересное совпадение.

- Расскажите, пожалуйста, о своем муже. Он ведь тоже связан с искусством?

- Евгений - музыкант, но он сейчас и кино делает, и песни пишет, и аранжировки придумывает. Он человек творческий, талантливый. Родился в Калуге, в семье простых людей. Мы вместе уже лет пятнадцать. Это мой третий брак. Первый был очень маленьким – пять месяцев, больше я вытерпеть не смогла (смеется). Зато появился Стасик! А во втором браке я прожила достаточно долго и родилась Эрика. Сейчас я по-настоящему счастлива. У нас удивительное единство интересов.

- То есть основа семейных отношений – единство интересов?

- Не знаю, у всех своя основа. Но хороший брак – это когда люди подбираются с максимумом аналогичных базисных позиций. А теорию о единстве и борьбе противоположностей - я не понимаю. Мы с мужем друзья, смотрим на все вещи одинаково и это очень удобно. Я счастлива.

- Вы - певица, играли в кино, вели телепередачи, мама двоих взрослых детей. Так что, безусловно, состоялись. А есть ли что-то в жизни, чего хотели бы еще успеть сделать?

- Мне кажется, если я перестану работать артисткой, то пойду учиться на повара. Обожаю готовить. Постоянно импровизирую, придумываю что-то новое. Например, когда только появились китайские рестораны, и все стали ими увлекаться, я несколько раз пробивалась на кухню: посмотреть, как готовят настоящие китайские повара. Это симфония! Какая точность движений! Три секунды – а он успевает и блюдо сделать, и даже убрать за собой. Я придумала свой вариант китайской кухни. Мне нравится готовить быструю еду. Можно сделать блюдо из того, что у тебя есть под рукой. Анатолий Ком, его ресторан признан сейчас лучшим, рассказывал, как ездил по всему миру и учился. Вот я бы так хотела. Лени Рифеншталь, например, начала заниматься подводным плаваньем в девяносто лет. А я в этом возрасте поеду осваивать контонскую кухню.

- Сидели ли вы на диетах?

- Считаю, что это все баловство. Нужно слушать себя, и когда чего-то нельзя, но очень хочется, то все равно можно. Потому что организм сам знает, что ему лучше. Главное, чтобы не было запретов. И так у меня во всем. Свобода - это осознанная необходимость. Мне, например, не бывает плохо. Я не понимаю, что такое депрессия. Бывает, что кто-то обидел, но я быстро восстанавливаюсь. И это – нормально! Ведь времени и так мало, и прожигать его на депрессию глупо. Мне просто очень нравится жить.

Ирина Григорьян


Обсуждение публикации

Зоя, 20/01/2017
Здорово! Очень независимая позиция, это счастье вписываться в сложившиеся обстоятельства и ощущать гармонию с ними! Рядом с таким человеком уютно, счастливо и комфортно! Спасибо автору за интервью:-)
Виктория Дрёмина, 27/01/2017
Спасибо.очень интересно было читать! Увидела Илону Б. в каком-то другом ракурсе !
Виктор Черкас, 08/11/2017
Очень уважаю такую независимую позицию, реально. Так держать!
*

«*» поля обязательны для заполнения

Обсуждение на форуме →